Pavel A. Shaptchits (shaptchits) wrote,
Pavel A. Shaptchits
shaptchits

Category:

Появилась мотивировочная часть решения Санкт-Петербургского городского суда от 31.01.2014

Сегодня получил мотивировочную часть решения суда по Охтинскому мысу. Решение - хорошее. Ольга Андронова уже распознала его и вывесила на своем сайте "Спаси Питер", здесь дублировать не буду, 20 страниц всё-таки.

А я вывешу здесь кое-какие пикантные подробности, не вошедшие в решение. Дело в том, что наши горе-эксперты Лагунин, Свешникова и Степанова не только ни черта не понимают в археологии, не только вконец запутались в показаниях, не только противоречили друг другу (и самому своему заключению), но и содрали минимум две с лишним страницы у Соловьевой. Каждый может убедиться сам.

Приложение №2 (к моей Речи в прениях от 31.01.2014).
Сопоставление сс. 24-26 Акта экспертизы Лагунина с соответствующими фрагментами статьи с сайта Отдела охранной археологии ИИМК РАН.



Текст с сайта Отдела охранной археологии ИИМК РАН Текст Акта экспертизы Лагунина, Свешниковой и Степановой от 31.08.2011


В ходе охранно-спасательных работ на многослойном археологическом памятнике Охта-1, находящемся в границах проектируемого общественно-делового центра «Охта» по адресу: Санкт-Петербург, Красногвардейская пл., д. 2, лит. К, Охтинская археологическая экспедиция Группы охранной археологии ИИМК РАН завершила полевые археологические  исследования культурных слоев Средневековья, Нового времени и эпохи первобытности в рамках договора № 006/2010.

Исследования были проведены в пределах 54 раскопов и 2-х участков общей площадью 21155,94 кв. м. На 45 раскопах общей площадью 17233,52 кв. м были исследованы культурные отложения Средневековья – Нового времени, на 9 раскопах общей площадью 3922,42 кв. м – культурные отложения эпохи первобытности.

Осуществлено формирование нового археологического источника, получены новые данные об исторических периодах освоения территории, вырабатываются рекомендации по охранно-спасательным мероприятиям на выявленных объектах историко-культурного наследия в ходе дальнейшего осуществления проектируемого строительства.
Выполнена графическая, фотографическая и описательная фиксация выявленных объектов. Для получения максимально полной информации, пригодной для создания 3D-модели, произведено трехмерное лазерное
(с. 24 Акта)

В ходе охранно-спасательных работ 2010 г. Охтинская археологическая экспедиция Группы охранной археологии ИИМК РАН завершила полевые археологические исследования культурных слоев Средневековья, Нового времени и эпохи первобытности.



Исследования были проведены в пределах 54-х раскопов и 2-х участков. На 45 раскопах общей площадью 17233,52 кв. м были исследованы культурные отложения Средневековья – Нового времени, на 9 раскопах общей площадью 3922,42 кв. м – культурные отложения эпохи первобытности.

Исследователями было завершено формирование нового археологического источника, получены новые данные об исторических периодах освоения территории, выработаны рекомендации по дальнейшим охранно-спасательным мероприятиям. Выполнена графическая, фотографическая и описательная фиксация выявленных объектов.
Для получения максимально полной информации, пригодной для создания 3D-модели, исследователями было произведено трехмерное лазерное


сканирование сохранившихся заглубленных участков конструкции выявленных фортификационных сооружений – крепостей Ландскрона и Ниеншанц второго строительного периода.
Особый интерес представляют результаты исследования в пределах изученной территории сохранившихся участков шведских крепостей Ландскрона (1300–1301 гг.) и Ниеншанц первого (1611–1656 гг.) и второго (1656–1703 гг.) строительных периодов.

Изучены участки внешнего и внутреннего северных рвов Ландскроны. Для углубления знаний о крепости Ниеншанц важно выявление и изучение сохранившихся участков ряда ее частей, среди которых следует назвать Старый, Мертвый и Карлов бастионы; СЗ, СВ и ЮВ куртины и участки окружающих их рвов.
В заполнении рвов найдены человеческие останки из разрушенных погребений могильника позднего Средневековья и артефакты эпох неолита и энеолита.
К Новому и Новейшему времени относятся фундаменты и остатки заглубленных сооружений Охтинской верфи и Петрозавода, немногочисленные погребения в С, СЗ и В части мыса.
Обращаясь к обобщающей характеристике исследованных напластований, следует отметить преимущественно фрагментарную сохранность культурного слоя и исторических сооружений. Земляные и деревоземляные сооружения шведских крепостей подвергались разрушению как в ходе их перестройки, так и при военных действиях; но особенно сильными оказались разрушения, произведенные на последующих этапах чрезвычайно интенсивного хозяйственного освоения участка в XIXXX вв.

В результате исследований ни в одном случае не удалось выявить надземных частей крепостей, которые, очевидно, оказались полностью уничтоженными. Расчищены и зафиксированы поврежденные части оснований бастионов и куртин Ниеншанца второго строительного периода, участки дерновой кладки бортов рвов, дренажные и частокольные канавки, в которых местами сохранились истлевшие остатки вертикально вкопанных бревен. На территории крепости исследованы хозяйственные, подпечные и столбовые ямы, часть заглубленной потерны (крытого ход сообщения) XVII в.
(с. 25 Акта)

сканирование сохранившихся заглубленных участков конструкции выявленных фортификационных сооружений – крепостей Ландскрона и Ниеншанц второго строительного периода.
Особый интерес представляют результаты исследования сохранившихся участков шведских крепостей Ландскрона (1300–1301 гг.) и Ниеншанц первого (1611–1656 гг.) и второго (1656–1703 гг.) строительных периодов [иллюстрации 3, 4, 6].

Изучены участки внешнего и внутреннего северных рвов Ландскроны. Для углубления знаний о крепости Ниеншанц важно выявление и изучение сохранившихся участков ряда ее частей, а именно оснований Старого, Мертвого и Карлова бастионов, СЗ, СВ и ЮВ куртин, участков окружавших их рвов.
В заполнении рвов найдены человеческие останки из разрушенных погребений могильника позднего Средневековья и артефакты эпох неолита и энеолита.
К Новому и Новейшему времени относятся фундаменты и остатки заглубленных сооружений Охтинской верфи и Петрозавода [иллюстрация 1], немногочисленные погребения в С, СЗ и В части мыса [иллюстрация 2].
Исследователями дана объективная оценка фрагментарной сохранности культурного слоя и исторических сооружений. Установлено, что земляные и деревоземляные сооружения шведских крепостей подвергались разрушению как в ходе их перестройки, так и при военных действиях; но особенно сильными оказались разрушения, произведенные на последующих этапах чрезвычайно интенсивного хозяйственного освоения участка в XIX–XX вв.

Ни в одном случае не удалось выявить наземных частей крепостей, которые оказались полностью уничтоженными.
Расчищены и зафиксированы поврежденные части оснований бастионов и куртин Ниеншанца второго строительного периода, участки дерновой кладки бортов рвов, дренажные и частокольные канавки, в которых местами сохранились истлевшие остатки вертикально вкопанных бревен.
На территории крепости исследованы хозяйственные, подпечные и столбовые ямы, часть заглубленной потерны (крытого ходa сообщения) XVII в.


Также проведено археологическое изучение наиболее ранних слоев, содержащих следы пребывания первобытного человека на Охтинском мысу. Выявлены места значительной концентрации археологических находок и сооружения, связанные с хозяйственными промыслами. Обнаружение и изучение принципиально новых бытовых памятников позволит реконструировать по данным археологии и палеогеографии рельеф, современный человеку позднего каменного века; установить биоценозы, свойственные этой эпохе, применительно не только к локальному району среднего течения реки Невы, но и для всего Северо-Западного региона, а, следовательно, реконструировать первобытную экономику населения бассейна р. Невы, выявить культурную специфику населения данного региона и установить направление или спектр культурных связей, наличие или отсутствие миграционных движений первобытного человека.
Собранная при раскопках значительная коллекция находок позволяет существенно дополнить представления о повседневном быте и материальной культуре гарнизона шведских крепостей Ландскрона и Ниеншанц, русских поселенцев Невского Устья, дополнить знания об исторических событиях XVII и начала XVIII в., охарактеризовать деятельность строителей и работников Охтинской верфи и Петрозавода, получить новые данные о пребывании первобытного человека на Охтинском мысу.
(с. 26 Акта)

При изучении наиболее ранних слоев, содержащих следы пребывания первобытного человека на Охтинском мысу, выявлены места значительной концентрации археологических находок и сооружения, связанные с хозяйственными промыслами.
Полученные данные археологии и палеогеографии позволяют реконструировать рельеф, современный человеку позднего каменного века; установить биоценозы, свойственные этой эпохе.
Изучение палеоландшафтов необходимо для реконструкций первобытной экономики и культурной специфики населения бассейна р. Невы, спектра культурных связей, миграционных движений первобытного человека. Его результаты применимы не только к локальному району среднего течения р. Невы, но и для всего Северо-Западного региона.
Коллекция собранных археологических находок позволяет существенно дополнить представления о повседневном быте и материальной культуре гарнизонов шведских крепостей Ландскрона и Ниеншанц, русских поселенцев Невского Устья.
Артефакты несут информацию об исторических событиях XVII в. и начала XVIII в., характеризуют деятельность строителей и работников Охтинской верфи и Петрозавода.
Важное значение имеют новые данные о пребывании первобытного человека на Охтинском мысу.
Tags: Охтинский мыс, город петербург, градозащитное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments